Приход>> История>>

История епархии Святого Климента

Из истории Саратовско-Тираспольской Римско-Католической Епархии


Организация первых католических приходов в Саратове, да и во всём Поволжье, связана с появлением в этих краях немцев-колонистов, приглашённых Манифестом Императрицы Екатерины II от 8 июля 1763 года. В результате этого в 1763-1769 гг. в Россию из Европы прибыло около 27 тысяч переселенцев, из них около 10-ти тысяч были католиками. Из возникших в Поволжье 104-х немецких колоний, 31 были католическими. В 1763 году во вновь созданные католические колонии был приглашён первый немецкоязычный священник. Через 4 года их уже было шесть. В течение 40 лет в Поволжье было построено 33 церкви. В Государственном историческом архиве немцев Поволжья хранится карманная книжка «Правила семинарии мальчиков», изданная Саратовским обществом Св. Климентия, а также рукописная газета Саратовских семинаристов «Наши идеалы». В 1852 году первый епископ Саратовско-Тираспольской Римско-католической епархии Фердинанд Канн выступил с предложением в Департаменте Духовных Дел иностранных вероисповеданий о введении преподавания русского языка в немецких приходских училищах, находящихся при Римско-католической церкви немецких колоний России. В 1854 году Саратовская Контора опекунства определила порядок приёма детей католиков в центральные школы. Это были первые учебные заведения с преподаванием русского языка, преобразованные позже в центральные русские училища. 11 февраля 1856 года епископ Фердинанд Канн принял решение сделать Саратов местом своего постоянного пребывания, и местный католический храм стал кафедральным собором. В том же году в Саратове была открыта католическая семинария. Саратовско-Тираспольская епархия разделила судьбу всей Католической Церкви в России. Ее преемница – Апостольская Администратура для юга Европейской части России была создана в 1998 году, когда со дня создания Саратовско-Тираспольской епархии исполнилось 150 лет. Торжественную Мессу служил епископ Клеменс Пиккель. На эту Мессу православный архиепископ Саратовский и Вольский Александр прислал двух клириков, чтобы приветствовать католиков в день их праздника. Также прихожан поздравил представитель Администрации города. В Приходе была выпущена книга, посвящённая этой дате. Городские власти разрешили отметить юбилей в кинотеатре «Пионер». Приехало много гостей из Германии, Мексики, со всей России. Зал был полон. Мэр города прислал поздравление, в частности он написал: «Пусть Господь ниспошлёт всей католической общине города Саратова неиссякаемых духовных и телесных сил во исполнение святых и благих свершений».

Жизнь католиков Саратова во время Советской власти, особенно после разгрома Кафедрального собора св. Климента в 30-е годы двадцатого столетия, замерла, ушла в подполье. Многих католиков выслали из родных мест. Когда в 1980-х в СССР заговорили о воссоздании Немецкой Республики в Поволжье, сюда стали перебираться немцы из Казахстана, депортированные туда в 1941 г. В отличие от России, в Казахстане верующие хоть изредка могли приступить к церковным Таинствам, благодаря освободившимся из советских лагерей священникам. Немцы перебирались в села Поволжья, и оттуда начинали поиск священников. Таким образом, уже в 1983 году в Саратовскую область приезжали о. Иосиф Свидницкий и о. Ян Белецкий. Приехавший в 1987 году на постоянное служение в зарегистрированный с большим трудом приход в Марксе, молодой о. Иосиф Верт, обслуживал оттуда многочисленные филиалы, в число которых входила и небольшая община в Саратове.

Первыми прихожанами в этой группе были даже не люди с традиционно католическими корнями, а мальчики-подростки из спецшколы. Их привела воспитательница, Людмила, которая незадолго до этого стала приходить на богослужения вместе с двумя своими сыновьями – Борисом и Кириллом. Собирались в разных местах. До восстановления структур записей никаких не делали – слишком свежа была еще память о том, что за «нелегальные» религиозные собрания можно было получить срок в лагере. Поэтому и документов не сохранилось. У епископа Клеменса Пиккеля сохранилась фотография, сделанная во время мессы 7 апреля 1991 года в подвале на ул. Рабочая. Как вспоминает епископ Клеменс, он был приглашен о. Иосифом Вертом в Маркс на второе Воскресенье Пасхи. Причиной, о которой тогда никто не догадывался, было то, что перед этим нунций передал о. Иосифу Верту решение Святого Отца послать его в Новосибирск, назначив епископом Азиатской части России. Таким образом, о. Иосиф Верт без лишних слов готовил своего преемника, показывая ему работу: утром Литургия в Марксе, после обеда – посещение одного или двух филиалов. В то воскресенье это были похороны в Раскатово (после обеда) и Литургия в Саратове (вечером). Из-за большого количества филиалов, о. Иосиф Верт мог посещать общину в Саратове примерно один раз в месяц. О том, что в это же самое время собирается другая группа, священники из Маркса не знали. Другая группа, основой которой были семьи Переваловых и Кривулиных, вела свои поиски через Москву. По просьбе Виталия Перевалова, начиная с декабря 1990 г., в Саратов стал приезжать о. Сергей Николенко из Москвы. Осень 1991 г. была богата на удивительные встречи. Приехал молоденький Греко-католический священник из Даугавпилса о. Вячеслав, не сразу, но он все-таки нашёл эту группу саратовских католиков. После о. Вячеслава приезжал о. Виктор Данилов из Гродно, тоже священник восточного обряда. Отец Сергей искал пути регистрации общины, что облегчило бы пастырскую опеку саратовских католиков или даже позволило общине пригласить постоянного священника. Именно эти поиски привели к решению открыть в Саратове филиал Колледжа св. Фомы Аквинского). В течение 1991 года в результате попыток зарегистрировать Приход, представители двух групп саратовских католиков узнали о существовании друг друга. Процесс соединения не был простым, об этом ниже будет рассказано в воспоминаниях отца Сергея Николенко. Постепенно о католиках начинали говорить. Так, один из первых прихожан, Эдмунд Кин, узнал о католических богослужениях в Саратове через Немецкое общество. Кафедральный собор Римско-католической церкви в Саратове считался одним из шедевров церковного зодчества старого Саратова. Закладка каменного здания на месте обветшавшей деревянной церкви, существовавшей с 1805 года, была произведена в мае 1873 года, в первом квартале между Никольской (Радищева) и Александровской (Горького) улицами. Постройка завершилась в октябре 1880 года, освящение нового храма состоялось в 1881 году. Каменный храм (по проекту Архитектора Грудистова) был построен в неоготическом стиле и обошелся в 54 тысячи рублей. Передний фасад с двумя стройными башнями-колокольнями украшала статуя св. Петра.Внутренняя отделка поражала своим величием и красотой: искусная дубовая балюстрада, позолоченный алтарь с дарохранительницей под балдахином и двумя коленопреклоненными серафимами, держащими подсвечники; по обе стороны алтаря в окнах цветные витражи: справа – св. Гедвика и св. Терезия, слева – св. Станислав и св. Генрих II. У самого алтаря помещалось большое серебряное сердце, заключавшее в себе имена всех крупных жертвователей на постройку собора. Потолок был искусно расписан. Великолепной была живопись боковых алтарей. Скульптурное изображение Богоматери, статуи папы Пия V и мученицы Филомены были заказаны во Франции. Справа от главного алтаря, на возвышении, находился величественный епископский трон. Изображение св. Климента – покровителя Тираспольской епархии – считалось главной иконой алтаря, над которой находился образ Иисуса Христа, работы Нисченкова.

Великолепно звучал орган, изготовленный специально для Саратовского кафедрального собора известным Варшавским мастером Потельским.

Кафедральный собор в Саратове существовал до середины тридцатых годов. В конце 30-х годов церковь была закрыта, её внутреннее убранство было частично разграблено или передано на хранение в музеи г. Саратова. По проекту Ленинградских архитекторов Помориной О.Н. и Крестина М.В., сосланных в Саратов по делу Кирова, здание храма было перестроено, и в 1941 году в нем был открыт кинотеатр «Пионер». В 1966 году здание по проекту Саратовских архитекторов Скоробогатовой В.И. и Захаровой Г.А. было ещё раз перестроено. Несмотря на неоднократные перестройки и модернизации стены здания сохранились практически полностью. Снесены лишь верхние части башен фасада, заложены кирпичом оконные проёмы, сделано несколько пристроек. На верхних частях стен готический орнамент бывшей церкви закрыт отделочным материалом. О возрождении Католического храма не раз писали Саратовские газеты. В одной из них была напечатана статья «Возвращение святого Климента». Интервью корреспонденту давал о. Яцек Фальковский SDB, и на вопрос о том, не является ли появление представителей Католической церкви в России экспансией, ответил, что правильнее это назвать возрождением, так как Католическая Церковь восстанавливает храмы только там, где они были изначально. Вскоре в той же газете была напечатана статья уже под заголовком «Вернётся ли святой Климент в Саратов?» В ней рассказывалось о встрече президиума областного совета Всероссийского общества охраны природы и культуры с представителями национально-культурной автономии российских немцев Поволжья. Предметом обсуждения было состояние памятников немецкой культуры на территории Саратовской области. Обсуждался вопрос и о Соборе св. Климента. Было решено восстановить его исторический облик. Но уже в 1999 г. в саратовских СМИ[3] появилась статья «Вторые похороны собора» о том, что возродить Католический собор почти невозможно, так как слишком много собственников владеют правами на это здание. Место служения Богу заняли обменные пункты и прочие доходные места. Прихожанин Эдмунд Кин, некогда крещённый в этом Соборе, написал:

Я прикасаюсь губами
И пальцем к твоим стенам.
Что там внутри за стенами?
Выставка, склад или хлам?
Храм этот строился споро,
Молитвы, дары прихожан,
Да и мирская подмога
Всех приходящих волжан.
А ныне у входа здесь пляски,
Бесовский шум, суета!
В тени поприжались менялы,
Торговцы, весталки, шпана!
На месте Божественной мессы
Мы видим тусовку одну!

Но я припадаю устами
К духовным святым родникам.
Ведь в этом же мрачном бедламе,
Я вижу и чувствую храм.

И я вспоминаю Климента,
Чей образ парит над стеной,
И помощь его ощущаю
В строительстве церкви другой…